карта сайта
О Фонде Председатель Правления Новости Статьи Контактная информация
Конструктивный проект » Аналитика »

Восточная Сибирь и Дальний Восток как перспективная ресурсная база Китая

Версия для печати

2 апреля 2010

В предыдущем аналитическом Обзоре мы выяснили, что углубление экономического кризиса в РФ повлечёт ухудшение социально-экономической ситуации и дестабилизацию политической системы. В перспективе, если политический климат не будет смягчён, мы считаем вероятным возвращение угрозы развала страны.

Рассмотрим вероятные геополитические последствия, если эта угроза станет реальностью.

В первую очередь, оценим заинтересованность КНР в природно-ресурсной базе Восточной Сибири (ВС) и Дальнего Востока (ДВ). Это позволит прогнозировать варианты действий КНР, если РФ будет на грани развала. Попробуем ответить на вопросы:

1) В каких условиях Китай может решиться на широкомасштабную экспансию в ВС и на ДВ?

2) Что будет иметь большее значение для Китая – неукоснительное соблюдение принципов международного права или возможность лёгкого и быстрого получения обширных территорий в целях решения демографической проблемы, удвоения своей минерально-сырьевой базы и кардинального улучшения геополитического положения?   

3) В каких направлениях может развиваться китайская экспансия в России?

4) Выгодно ли будет подобное развитие событий для каких-либо иных государств, кроме Китая?

Кратко охарактеризуем природно-ресурсную базу ВС и ДВ. Эти регионы являются главными поставщиками нефти, природного газа, угля, редких и цветных металлов, золота, серебра и алмазов. Прогнозные  ресурсы  каменных и бурых углей в них составляют 1,2 - 1,8 трлн. тонн. Суммарные балансовые запасы железных руд - 17,7 млрд. тонн. Разведанные запасы нефти - 954 млн. тонн. Запасы газа - 64,3 трлн. м³. В этих регионах находятся крупнейшие месторождения золота (ежегодная добыча – 140 тонн) и алмазов (стоимость добытых алмазов - 2 млрд. долларов в год). 95% всех прогнозных ресурсов олова страны сосредоточено на Дальнем Востоке. Гидроэнергетический потенциал ВС не имеет мировых аналогов не только по общим запасам (848 млрд. кВтч), но и по их высокой концентрации. Гидроэнергетический потенциал ДВ – 270 млрд. кВтч. Также в ВС располагается самое глубокое в мире озеро Байкал (19% мировых запасов пресной воды). Очень велики лесные ресурсы ВС – 27,5 млрд. м³ (40% от общероссийского фонда). Лесные ресурсы ДВ - 11 млрд. м³.

Однако во всей ВС и на ДВ живут 11,2 млн. чел. Для сравнения: в северо-восточных провинциях Хэйлунцзян и Цзилинь, а также в округах Хулун-Буир и Хинган автономного района Внутренняя Монголия проживают 70 млн. чел. Ещё большая проблема – нежелание частного сектора и правительства вкладывать адекватные средства в разработку неосвоенных природных ресурсов. Выделяемых денег недостаточно даже на геологоразведку. Приведённая ниже диаграмма подтверждает: глубокое разведочное бурение в РФ в 2008 г. уменьшилось вчетверо по сравнению с 1988 г.

Но, может быть, Китай уже располагает всем необходимым, и не нуждается в полезных ископаемых ДВ и ВС? 

На диаграммах ниже представлены только те виды полезных ископаемых, по которым доля импорта в КНР отчётливо показывает недостаточность собственных запасов или объёмов добычи на территории Китая. Кстати, богатые месторождения этих и многих иных ресурсов залегают именно на ДВ и в ВС.

Импорт, добыча (производство) и потребление в КНР минерального сырья

Как видно, КНР особенно нуждается в железной руде, калийных удобрениях, марганцевых и хромовых рудах, меди, металлах платиновой группы, титановых и циркониевых концентратах, а также, безусловно, в нефти. Природного газа тоже недостаточно.

Конечно, в Китае есть и ресурсы, по запасам или добыче которых он лидирует. Например, по добыче вольфрама он занимает 1-е место в мире (80% мировой добычи), а Россия – 2-е (3,5%). По запасам фосфора у КНР - 2-е место в мире, у России - 3-е; по запасам диоксида титана у КНР - 1-е место, а РФ – 2-е. С одной стороны, получается, что импорт этих (и многих иных) ресурсов Китаю не требуется, однако возможность получить абсолютное превосходство в их запасах в военно-политическом аспекте может быть важнее, чем отсутствие экономической потребности в них. Кроме того, хоть Китай и нуждается в импорте более чем 600 млн. тонн железной руды в год для своей металлургии, Россия, располагающая одними из самых больших в мире запасов угля и железной руды, не входит в число крупных поставщиков этой продукции в КНР. В 2009 г. закупка российской руды составила 1,5% от всего китайского импорта железной руды. 90% импорта железорудного сырья в Китай приходится на Австралию, Бразилию и Индию, а между тем, для северных провинций КНР было бы намного выгоднее завозить его из приграничных областей РФ. В 2009 году импорт угля в Китай из РФ составил всего 12 млн. тонн (из более чем 100 млн. тонн общего импорта). В черной металлургии сотрудничество РФ и КНР до сих пор ограничивалось торговлей сталью и прокатом. В 2008 г. экспорт проката из РФ в КНР составил 600 тыс. тонн, китайские поставки в обратном направлении – 500 тыс. тонн.

Тенденция ясна: если посмотреть на доли сырья и машиностроения в российско-китайском товарообороте, становится понятна сырьевая направленность экспорта из РФ.

Особенно впечатляет доля сырой нефти и нефтепродуктов, а также древесины, вывозимых из России в Китай – это 3/4 всего экспорта. И, хотя сырьевой экспорт из РФ далёк от тех объёмов, на которые мог бы рассчитывать Китай, в 2009 г.товарооборот между странами составил 39,5 млрд. долларов (Китай вошел в первую тройку по товарообороту с РФ, уступив лишь Германии и Нидерландам). Кроме того, российские и китайские компании в 2009 г.заключили соглашения по ряду совместных проектов на территории России на общую сумму 8,7 млрд. долларов.

23.09.2009 президент Д. Медведев и председатель КНР Ху Цзиньтао подписали Программу сотрудничества на 2009-2018 гг. между восточными регионами РФ и северо-восточными провинциями КНР. Этот документ интересен, прежде всего, тем, что именно в нём впервые сформулированы первоочередные цели Китая в восточной России. Суть документа в том, что китайцы построят в своих северо-восточных провинциях производства, на которых будут использовать дальневосточное и восточносибирское сырье. Это сырьё они сами и добудут из наших месторождений, которые освоят в соответствии с Программой. Кроме того, в России будут построены электростанции и сооружены ЛЭП для снабжения этих новых китайских производств (Ургальская ТЭС в Хабаровском крае, Ерковецкая ТЭС в Амурской области и линия переменного тока протяженностью 153 км и напряжением 500 кВ от подстанции «Амурская» до границы с КНР; такие линии относятся к сверхвысокому классу напряжений и сверхдальним по назначению  для связи отдельных энергосистем).

В Программе обозначен и ряд проектов, которые вряд ли выгодны для Китая, и, соответственно, вряд ли будут реализованы. Прежде всего - строительство лесообрабатывающих мощностей на территории РФ, ибо китайцы добровольно не откажутся от сверхвыгодного легального и контрабандного вывоза из РФ круглого леса, его дальнейшего реэкспорта или переработки у себя. За 1997-2005 гг. суммарный объём импорта лесоматериалов в Китай вырос с 40 до 134 млн. м3, т.е. более чем в 3 раза по объёму и более чем в 2 раза в стоимостном выражении. Также маловероятно, чтобы Китай приложил усилия для создания в России наукоёмких производств, технопарков и промышленных зон, поскольку для любой страны их выгодно строить на своей земле, чтобы обеспечить занятость у себя, а не за границей. Но есть и другой вариант – такие проекты всё же будут реализовываться на территории РФ, но при условии, что на них будет задействована китайская рабочая сила. Этот вариант даже ещё хуже для нас, чем вообще отсутствие новых  производств.

Далее перечислены месторождения, переданные в совместное освоение с КНР согласно Списку ключевых совместных проектов в Приложении к Программе сотрудничества.

Забайкальский край

1. Берёзовское месторождение сидеритовых руд (разведанные запасы - 438 млн. тонн, проектная мощность – 10 млн. тонн в год; в 2005 г. права на разработку переданы Китаю).

2.  Нойон-Тологойское месторождение полиметаллических руд (оцениваемые запасы - 920 тыс. тонн свинца, 1,92 млн. тонн цинка, более 4 тыс. тонн серебра).

3. Полиметаллические месторождения юго-восточного Забайкалья. Новоширокинское (348,3 тыс. тонн свинца) - наиболее перспективное и подготовленное к освоению (на нём при производительности 400 тыс. тонн руды в год можно добывать 12,8 тыс. тонн свинца, 5,5 тыс. тонн цинка, 1,3 тонны золота и 30 тонн серебра). Бугдаинское молибденовое месторождение - очень крупное (600 тыс. тонн молибдена, 11 тонн золота, 141 тонна серебра и 41 тыс. тонн свинца). Прогнозные ресурсы Солонеченского месторождения – 70 тыс. тонн сурьмы, 3 тонны золота. Култуминское месторождение – 587 тыс. тонн меди, 121 тонна золота, 948 тыс. тонн серебра, 33 млн. тонн железных руд.

4. Месторождения Северного Забайкалья в зоне БАМа. В первую очередь - крупнейшее по запасам в мире Удоканское медное месторождение (19,9 млн. тонн меди и 11,9 тыс. тонн серебра) и Чинейское железорудное месторождение ванадийсодержащих титаномагнетитовых руд (936 млн. тонн железной руды и 60 млн. тонн оксида титана).

Иркутская область

1. Савинское месторождение магнезитов (1,85 млрд. тонн, или 75% запасов магнезита России).

2. Золото-серебряно-полиметаллические руды в Нижнеудинском районе. В этом районе залегает Мало-Тагульское железо-титановое месторождение (45,1 млн. тонн железных руд, 8,1 млн. тонн двуокиси титана, 338,5 тыс. тонн оксида ванадия). В 2009 году Китай выразил готовность к началу строительства ГМК. Также в этом районе находится Николаевское марганцевое месторождение (запасы – 2,1 млн. тонн, прогнозные ресурсы – 3,8 млн. тонн). Прогнозные ресурсы Гурбейского золоторудного проявления - 17 тонн.

Амурская область

1.  Евгеньевское месторождение апатитов (20 млн. тонн апатитового концентрата). В апреле 2009 года отдано в освоение Китаю (крупнейшему в мире потребителю апатитового концентрата и минеральных удобрений).

2.  Куликовское месторождение цеолитов (14,2 млн. тонн).

Еврейская автономная область

1.  Кимкано-Сутарское месторождение железных руд (запасы - 591 млн. тонн). В октябре 2009 года было подписано соглашение о строительстве ГОКа мощностью 3,2 млн. тонн железорудного концентрата в год. Вся продукция будет поставляться в Китай.

Хабаровский край

1. Оловорудное месторождение «Соболиное» (запасы олова - 46,8 тыс. тонн, меди - 27,1 тыс. тонн).

2. Золоторудное месторождение Кутын (прогнозные ресурсы золота – 60 тонн).

Сахалинская область

1. Мгачинское каменноугольное месторождение (139,8 млн. тонн).

2. Новиковское буроугольное германийсодержащее месторождение (7,8 млн. тонн).

Магаданская область

1. Примагаданские месторождения бурого угля достаточно крупны (речь идёт, видимо, о Ланковском и Мелководнинском месторождениях с суммарными запасами 1,47 млрд. тонн). Однако из-за сложных горно-геологических условий разработки и из-за невозможности транспортировки угля в зимнее время, эти месторождения не могут привлечь внимания КНР как объекты для добычи.

Камчатский край

1. Ягодинское месторождение природных цеолитов (19,7 млн. тонн).

2. Крутогоровское месторождение каменного угля (250 млн. тонн).

Чукотка

1. Беринговское каменноугольное месторождение (запасы месторождения «Бухта Угольная» на берегу Берингова моря – 398,8 млн. тонн).

2. Верхне-Эчинское (1,5 млн. тонн) и Ольховое нефтяные месторождения (5,4 млн. тонн). Вообще, добыча полезных ископаемых на Чукотке сопряжена с работой в исключительно суровых климатических условиях Заполярья и рентабельна только при использовании добытого прямо на месте.

Отсутствие в данном списке многих других месторождений не означает, что они не интересуют Китай. Просто на них имеют виды российские или западные горнодобывающие компании. Большинство крупнейших минерально-ресурсных баз и промышленных зон ВС и ДВ находятся не далее чем в 1 тыс. км от границ Китая (некоторые отдельные важные объекты - до 1,5 тыс. км). Главным ориентиром при анализе территории потенциального интереса со стороны Китая  является маршрут трубопроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО). ВСТО обеспечивает перекачку сибирской нефти в Китай и тихоокеанские порты России. Первая очередь системы от Тайшета до Сковородина (2694 км) мощностью 30 млн. тонн нефти в год уже введена в строй 28.12.2009. А в мае 2009 г. уже началось прокладывание китайского участка ВСТО от станции Сковородино до г. Дацин (мощность – 15 млн. тонн нефти в год). В марте 2010 г. Китай завершил работы по прокладке тоннеля под Амуром, по которому пойдёт ответвление. Во 2-й половине 2010 г. весь участок длиной 1 тыс. км будет введён в эксплуатацию. 2-я очередь системы планируется к вводу в строй в 2014 году. Она пройдёт по территории РФ до морского нефтяного порта Козьмино (Приморье). Это позволит увеличить мощность построенного участка «Тайшет - Сковородино» до 50 млн. тонн нефти в год.

ВСТО

Обратите внимание, что все крупнейшие месторождения нефти и газа ВС лежат на пути ВСТО, а к этим районам примыкают также и многие богатейшие месторождения других полезных ископаемых. Поэтому вся территория в радиусе 100-200 км от ВСТО к северу и вплоть до монгольской и китайской границ к югу может теоретически попасть под контроль Китая. Кроме того, согласно Программе сотрудничества, Китай будет участвовать в совместных проектах на приграничных территориях РФ по строительству новых и ремонту существующих автомобильных и железных дорог, пропускных пунктов, грузовых и пассажирских пограничных терминалов, причальных речных сооружений, автомобильных и железнодорожных мостов. Реализация этих проектов, конечно, позволит увеличить грузооборот и пассажирооборот между двумя странами. Но, кроме того, приграничные районы РФ, где и предполагается расширение и модернизация транспортной инфраструктуры, как раз совпадают с вероятными направлениями продвижения военных соединений для захвата стратегических объектов.  

В первую очередь, такой территорией является Якутия, особенно южная (до 600 км к северу от китайской границы). Там находится крупное (балансовые запасы - 2,7 млрд. тонн) Эльгинское  месторождение каменного угля. Добыча каменного угля в Южной Якутии составляет 11,5 млн. тонн. Эльконский ураново-рудный район - один из крупнейших по запасам урана в мире (316,5 тыс. тонн). Помимо урана, Эльконская группа месторождений обладает запасами золота (141 тонна), серебра (1780 тонн) и молибдена (58 тыс. тонн). В Южной Якутии располагается россыпное месторождение золота Большой Куранах (запасы – 17,5 тонн). Средняя добыча золота в Якутии - 18,8 тонн в год. Запасы алмазов достигают 794,78 млн. карат (добыча – 31,49 млн. карат в год). В Южной Якутии залегает и Селигдарское месторождение редкоземельных металлов (4,4 млн. тонн). На юго-западе Якутии (1 тыс. км от границы КНР) залегают Чаяндинское нефтегазоконденсатное (1,24 трлн. м3 газа и 68,4 млн. тонн нефти и конденсата) и Талаканское нефтяное месторождения (123,6 млн. тонн нефти и 63 млрд. м3 газа), причём последнее уже подключено к ВСТО.

Прогнозные ресурсы высчитаны путём суммирования категорий P1, P2, P3. К категории Р1 по известным месторождениям относятся прогнозные ресурсы по частично разведанным и обнаруженным, но еще не разведанным рудным телам в площади месторождения. Ресурсы категории Р2 служат для обоснования постановки поисково-оценочных работ на объектах, выявленных в процессе поисковых и съемочных работ. Прогнозные ресурсы категории Р3 являются резервом площадей для организации крупно- и среднемасштабных геологических съемок, поисково-оценочных работ и служат основой для долгосрочного планирования на 20-25 лет.

Второе стратегическое направление китайской экспансии - Забайкалье. Безусловно, самый важный объект здесь – находящаяся всего в 50 км от границы Стрельцовская группа урановых и молибденово-урановых месторождений (запасы урана – 107,4 тыс. тонн). Ежегодно тут добывают 3 тыс. тонн урана (90% российской добычи). Запасы плавикового шпата Забайкалья – самые крупные в РФ (12,7 млн. тонн). Золотодобыча в Забайкалье является одной из главных статей доходов местного бюджета (6 тонн в год). Помимо уже отданного в освоение Китаю Чинейского титаномагнетитового месторождения, здесь имеется сравнимое по запасам Кручининское – 50 млн. тонн оксида титана. Катугинское коренное редкометальное месторождение (3 млн. тонн оксида циркония) выводит Забайкальский край на 1-е место в РФ по запасам циркония.

 

Следующий регион на западном направлении - Бурятия. Здесь имеются следующие объекты, способные вызывать интерес со стороны Китая. Во-первых, Холоднинское (3,3 млн. тонн свинца, 21,2 млн. тонн цинка, 3536 тонн серебра) и Озёрное (1,5 млн. тонн свинца, 8,3 млн. тонн цинка, 4671 тонна серебра) месторождения. Во-вторых, Хиагдинское урановое месторождение (11,2 тыс. тонн) в 550 км от границы с КНР. В-третьих, золотодобывающие мощности (в среднем - 7,3 тонны в год).

Последний регион, который может попасть под контроль КНР на западном направлении – это Иркутская область. Стратегических объектов здесь также очень много. Верхнечонское месторождение (201,5 млн. тонн нефти и 95,5 млрд. м3 газа), которое уже подсоединено к ВСТО, и Ковыктинское газоконденсатное (1,9 трлн. м3 газа). Крупнейшее в азиатской России железорудное месторождение – Рудногорское (2,4 млрд. тонн). Ежегодная добыча железной руды в области – 11,5 млн. тонн. Крупный золотоносный район Бодайбо (675 км от китайской границы) – 95% всей золотодобычи области. Ежегодный объём золотодобычи - 15,38 тонн. В Иркутском угольном бассейне ежегодно добывается 3 млн. тонн каменного и 5,7 млн. тонн бурого угля. Важнейший стратегический объект – город Ангарск с самой крупной в Азии промышленной зоной, тянущейся вдоль Ангары на 30 км (1 тыс. км от китайской границы). Там работает Ангарский электролизный химический комбинат – крупное предприятие по обогащению урана и производству гексафторида урана. Другое значительное предприятие в том же городе - Ангарский нефтехимический комбинат с одним из крупнейших НПЗ России (мощность – 11 млн. тонн нефти в год). Большое значение имеет Ангарский каскад ГЭС суммарной действующей мощностью 9017 МВт. Среди промышленных предприятий области также выделяются Братский (1 млн. тонн в год) и Иркутский алюминиевые заводы (358 тыс. тонн в год), Братский лесопромышленный комплекс (мощность - 715 тыс. тонн целлюлозно-бумажной продукции в год, или 20% товарной целлюлозы РФ; в Китай экспортируется 80% продукции). Представляют не меньший интерес Коршуновский ГОК (5 млн. тонн железорудного концентрата в год) и Иркутский завод тяжёлого машиностроения (единственное во всём бывшем СССР предприятие, проектирующее и изготавливающее золото- и алмазодобывающие краги, машины полунепрерывного литья алюминия и т.п.). Иркутский авиационный завод производит истребители Су-30МК, самолёт-амфибию Бе-200. Наконец, город Тайшет - самая западная точка, где Китаю логично было бы и закончить экспансию. В этом городе начинается, во-первых, трубопроводная система ВСТО, во-вторых – БАМ, в-третьих, в 2012 году здесь планируется ввод в эксплуатацию уже строящегося Тайшетского алюминиевого завода (проектная мощность – 750 тыс. тонн алюминия в год). Любое же дальнейшее продвижение Китая на запад по территории России будет чревато распылением ресурсов и невозможностью обеспечивать контроль.

Рассмотрим северное направление экспансии КНР. Ведущим полезным ископаемым Амурской области, лежащей на пути из КНР в Южную Якутию, является россыпное и рудное золото. Ежегодная его добыча - 15 тонн. Другие минеральные ресурсы области, в принципе, промышленного интереса для Китая не представляют. Интересный объект - инфраструктура космодрома Свободный (80 км от границы с КНР), представляющая собой 5 шахтных пусковых установок ракет-носителей «Рокот» и площадку для пуска ракет носителей «Старт» и «Старт-1». Стратегическое значение имеют ещё гидроэлектростанции – Бурейская (мощность - 2010 МВт) и Зейская (1330 МВт).

 

Юго-восточнее Амурской области находится Еврейская автономная область. Интерес для Китая здесь могут представлять Кимкано-Сутарское железорудное месторождение (уже под его контролем) и Южно-Хинганское месторождение марганцевых руд (запасы – 8,9 млн. тонн), а также, может быть, перспективы возобновления добычи олова на Хинганском месторождении (21,4 тыс. тонн).

 

Хабаровский край – богатый ресурсами и промышленно развитый регион. Правоурмийское оловорудное месторождение (балансовые запасы - 23,1 млн. тонн руды и 140,3 тыс. тонн олова) по качественным и географо-экономическим показателям является лучшим в РФ и единственным, способным составить конкуренцию месторождениям, разрабатываемым ведущими оловодобывающими странами мира. В 750 км от границы с КНР залегает крупнейшее в мире месторождение платины Кондёр (балансовые запасы – 8,2 тонны). В регионе добывается 16,3 тонн золота и 111 тонн серебра в год.

Что касается промышленной базы региона, то в Хабаровском крае стратегическим объектом является крупнейшее российское самолётостроительное предприятие - Комсомольское-на-Амуре авиационное производственное объединение имени Ю.А. Гагарина (КнААПО). Продукция КнААПО – это боевые самолеты марки «Су», составляющие основу фронтовой авиации России и тактической авиации многих стран мира, включая Китай. Не менее стратегически важным объектом является Амурский судостроительный завод – крупнейшее судостроительное предприятие России на ДВ. Основная продукция Амурского судостроительного завода  - атомные подводные лодки (к примеру, К-152 «Нерпа» / Akula-II), военные корабли (корветы типа «Стерегущий»), а также гражданские суда. КнААПО и АСЗ находятся в 300 км от границы с КНР. В Хабаровске действует Хабаровский судостроительный завод, специализирующийся на катерах военного и гражданского назначения, судах на воздушной подушке и траулерах. В частности, Хабаровский судостроительный завод производит десантный катер на воздушной подушке «Мурена» (Tsaplya class). В крае работают два важнейших нефтеперерабатывающих завода – Комсомольский (мощность - 7,3 млн. тонн нефти в год) и Хабаровский (4,3 млн. тонн в год). В Комсомольске-на-Амуре функционирует единственный на ДВ электрометаллургический завод (мощность – 2,1 млн. тонн стали в год), продукция его соответствует стандартам, принятым в США. В крае действуют 5 морских портов и 3 речных.

В Приморском крае была создана самая мощная на ДВ горнодобывающая промышленность. Тут добывают 92% плавикового шпата, 100% борных продуктов, 73% свинца России. Стратегически важен сам Владивосток (в 50 км от китайской границы), с крупнейшим тихоокеанским портом России, способным принимать любые типы судов. В крае работают ещё четыре морских порта. В городе Арсеньев находится авиастроительный завод «Прогресс», выпускающий военные вертолёты Ми-24, Ми-34С, Ка-50 «Чёрная акула» и Ка-52 «Аллигатор», самолёты Як-54, Як-54М, Як-152. Также завод серийно производит ПКР«Москит», стоящие на вооружении, в т.ч., Народно-освободительной армии Китая (НОАК). В ЗАТО Большой Камень работает завод «Звезда», который специализируется на утилизации, ремонте, переоборудовании и модернизации АПЛ, надводных судов любого класса и назначения (гражданских и военных). Производственные мощности завода позволяют вести постройку кораблей длиной до 120 м и водоизмещение до 8 тыс. тонн.

Сахалинская область представляет собой гораздо более труднодоступный для экспансии объект, чем все вышеперечисленные регионы ДВ. Между Азией и Сахалином тянется Татарский пролив (ширина в южной части до 324 км, в северной – до 40 км, а в самом узком месте – проливе Невельского – 7,3 км). Наименьшая глубина на фарватере – 8 м. Для форсирования пролива в летнее время пришлось бы проводить морскую десантную операцию. Зимой он покрывается льдом. Контроль над Сахалином означает контроль над шельфом Охотского моря (богатым нефтью и газом). Добытая нефть и газ по трубопроводам транспортируются в г. Комсомольск-на-Амуре. Следует отметить, что попытка КНР получить контроль над нефтяным шельфом Охотского моря столкнётся с иностранными интересами. Операторы проекта «Сахалин-1» (запасы - 307 млн. тонн нефти и 485 млрд. м3 газа): американская «ЭксонМобил» (30%), индийская «Оу-эн-джи-си» (20%) и японская «Содеко» (30%). Проект «Сахалин-2» (запасы – 182,4 млн. тонн нефти и 633,6 млрд. м3 газа) также имеет часть иностранных операторов («Шелл» - 27,5%, японские «Мицуи» – 12,5% и «Мицубиси» - 10%). На Сахалине работают 10 морских портов, по биологическим ресурсам моря область находится на 1-м месте в России. В состав области также входят Курильские острова, которые обеспечивают контроль над  акваторией Охотского моря и обеспечивают проход в Тихий океан. Однако получение КНР контроля над этими островами, как и над Сахалином, сопряжено с серьёзными техническими трудностями, потому что морская или воздушная десантная операция потребует много времени на подготовку (а ведь ещё нужно пройти 600 км до пролива через весь Хабаровский край) и участия большого количества военных подразделений. Таким образом, если зимой Сахалин ещё возможно поставить под контроль, то Курилы могут быть заняты китайцами только при абсолютном бездействии других стран, у которых есть интересы в северно-западной части Тихого океана.

Магаданская область – это более труднодоступный регион, чем Сахалинская область. Он отдалён от Китая более чем на 1,5 тыс. км. Железнодорожное сообщение здесь отсутствует, а автодороги идут только из центра Якутии. Главные транспортные ворота – Магаданский морской порт и международный аэропорт, способный принять любые типы пассажирских и грузовых самолётов. В область невозможно перебросить военную технику по суше и очень сложно организовать воздушно-морской десант (для этого надо пересечь половину Охотского моря, а предварительно - установить контроль над Сахалином). Однако контроль над Магаданской областью Китаю, безусловно, необходим. Ведь тут сосредоточены крупнейшие в России запасы и прогнозные ресурсы золота (в 2009 году было добыто 13 тонн). По добыче серебра регион занимает первое место в России (в 2008 г. было добыто 656 тонн).

Промышленное значение в Магаданской области имеют только золото и серебро.

Камчатка досягаема только по морю или воздуху, Чукотка вообще является самым отдалённым от КНР регионом Дальнего Востока, поэтому там экспансия КНР маловероятна, и нет смысла оценивать их минерально-ресурсную базу и геополитическое значение (которые, несомненно, велики).

Между тем, Китай уже активизировался в Арктике. По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, Арктика может стать очередной областью, где Китай начинает определять свои стратегические интересы. Перспектива того, что Арктика станет пригодной для мореплавания в летние месяцы, заставляет руководство КНР рассматривать варианты сокращения морского пути, например, из Шанхая в Гамбург (на 6,4 тыс. км) по сравнению с обычным маршрутом через Малаккский пролив и Суэцкий канал. Вдобавок можно будет избежать дополнительных издержек на страхование, связанных с риском пиратства у берегов Восточной Африки. Доступ к природным ресурсам Арктики также может представлять для Китая потенциальный стратегический интерес. В Китае не осталось без внимания решение властей РФ в августе 2007 г. возобновить полеты бомбардировщиков Дальней авиации над Арктикой и установка флага РФ на дне Северного Ледовитого океана.

Учитывая последствия вероятной экспансии, Китай мог бы вполне выйти на берег моря Лаптевых (морской порт Тикси в Якутии). Это позволило бы ему получить прямой доступ к Арктике и претендовать на членство в Арктическом совете.

          

На графике показаны прогнозные ресурсы (не балансовые запасы) хрома Восточной Сибири и Дальнего Востока РФ и общие (не подтверждённые) запасы титана в КНР.

Как следует из графика, получение контроля над Восточной Сибирью и Дальним Востоком (даже без Камчатки и Чукотки) фактически удвоит минерально-ресурсный потенциал КНР. Китай получит возможность сразу выйти на 1-е место в мире по ежегодной добыче алмазов (700 млн. карат), золота (от 350 тонн), серебра (от 3800 тонн) и вчетверо покрыть все свои потребности в уране, заняв 5-е место в мире по его добыче (от 3150 тонн). Также ему удастся серьёзно снизить зависимость от импорта нефти, природного газа, титана, платины, хрома, циркония и алюминия и полностью удовлетворить потребности в древесине и питьевой воде (более 12 млн. китайцев испытывают нехватку питьевой воды). И это не говоря уже о завладении развитой промышленной базой, гидроэнергетическими мощностями и сельскохозяйственными угодьями. Площадь пашни в этих регионах составляет более 4 млн. га, что приближается к площади пашни во всей Японии, в то время как в самом Китае общая площадь пашни составляет 123 млн. га.

Но, может быть, у Китая нет, и даже никогда не было планов по захвату чьих-то земель?

В газете Главного политического управления Народно-освободительной армии Китая «Цзефанцзюнь бао» от 13 апреля 1987 г. было заявлено:  «[граница] определяет жизненное пространство государства и страны и связана с притоком и оттоком всеобъемлющей национальной мощи», «отражает мощь государства в целом и служит интересам его существования, экономики, безопасности и научной деятельности».

Эта же газета 03.04.1988 писала: «Эффективный контроль, осуществляемый в течение продолжительного времени над стратегическим районом, который осуществляется за пределами географических границ, в итоге ведёт к переносу географических границ».

Здесь остаётся только констатировать, что печатный орган вооружённых сил КНР может выражать только официальную точку зрения военно-политического руководства КНР.

Кстати, вооруженные силы КНР выстроены согласно Концепции «стратегических границ и жизненного пространства», разработанной в целях обоснования правомерности ведения НОАК наступательных боевых действий. Концепция эта базируется на точке зрения, что рост населения и недостаточность ресурсов КНР вызывает естественные потребности в расширении пространства для обеспечения дальнейшего экономического развития и расширения «естественной сферы существования» государства. Территориальные и пространственные рубежи обозначают лишь пределы, в которых государство с помощью реальной силы может «эффективно защищать свои интересы». «Стратегические границы жизненного пространства» должны перемещаться по мере роста «комплексной мощи государства». Концепция эта предполагает перенос возможных боевых действий из приграничных районов КНР в зоны «стратегических границ» или даже за эти границы, а причинами военных конфликтов могут стать проблемы «обеспечения законных прав и интересов Китая в АТР».

Китай уже открыто отрабатывает сценарии военных действий. В сентябре 2006 г. НОАК проводила 10-дневные учения Шэньянского и Пекинского ВО (2-х самых мощных из 7 военных округов вооружённых сил КНР). Именно они примыкают к нашей границе: Шэньянский - к Дальневосточному военному округу (ДВО), а Пекинский – к Сибирскому (СибВО). В ходе учений подразделения Шэньянского ВО совершили бросок протяжённостью 1 тыс. км на территорию Пекинского ВО, где провели учебный бой с его частями. Передислокация была проведена как своим ходом, так и по железной дороге. Целями учений были отработка навыков маневрирования армейскими соединениями на большом удалении от мест базирования и повышение уровня управления тыловым обеспечением войск. Органичным продолжением этих учений стали крупнейшие в новейшей истории Китая военные учения «Куаюэ-2009» («Большой шаг - 2009») в августе 2009 г. В них приняли участие около 50 тыс. военнослужащих уже из 4-х ВО. На первом этапе маневров были отработаны методы переброски крупных войсковых соединений на большие расстояния. 4 дивизии преодолели по железной дороге и пешком около 2 тыс. км. Вслед за этим войска начали отрабатывать координацию действий в сложных электромагнитных условиях. В ходе учений была проверена функциональная готовность новейших китайских вооружений, а также навигационной спутниковой системы «Бэйдоу» - аналога GPS. В манёврах приняли участие десятки вертолётов разных типов с десантниками, отрабатывавшими массированные воздушные десантные операции и их координацию с сухопутными силами.

Самое главное, что это были не рядовые тактические учения для поддержки повседневной боеготовности, и не отработка воздушно-морской десантной операции для захвата Тайваня, а манёвры стратегического масштаба, охватывающие огромные континентальные территории, где ландшафт точь-в-точь повторяет забайкальский и дальневосточный. Кроме того, в учениях не участвовали войска Нанкинского ВО, ориентированного на действия именно против Тайваня.

26.02.2010 в КНР был принят закон об оборонной мобилизации. Он призван придать легитимность действиям правительства КНР по установлению в военное время и в период стихийных бедствий контроля над объектами с участием иностранного капитала в промышленности, энергетике и банковском секторе, и придаёт особые полномочия властям для мобилизации ресурсов государства «в случае войны, угрозы делу воссоединения, национальному суверенитету, территориальной целостности и безопасности КНР». Согласно новому закону, правительство КНР в таких обстоятельствах имеет право усиливать контроль над финансами, транспортом, торговлей, средствами связи, деятельностью СМИ (включая Интернет), источниками питьевой воды и продовольствия. Определён также механизм действий местных властей в случае войны, в соответствии с которым они обязаны принимать срочные меры по размещению раненых в медицинских учреждениях, а также обеспечивать охрану имущества.

Предпосылки военного сценария

Прогноз возможного военного сценария основан на следующих предпосылках:

1) Дезорганизация системы управления Вооружёнными Силами России;

2) Катастрофическое падение боеспособности родов и видов войск РФ; 

3) Гарантия неиспользования стратегических ядерных вооружений РФ.

Это означает крайне низкую вероятность реализации военного сценария со стороны КНР в отношении РФ при отсутствии хотя бы одной из вышеперечисленных предпосылок. Весь сценарий базируется на отсутствии организованного сопротивления со стороны Вооружённых Сил РФ, что возможно только при дезорганизации государственного управления или в процессе развала страны. Следует обратить внимание, что в предмет данного аналитического Обзора не входят социально-экономические и политические тенденции, которые могут с высокой степенью вероятности привести к подобным катастрофическим результатам. Они станут предметом последующих наших исследований. 

Оценим численность и технический состав вооружённых сил каждой из сторон, основываясь на данных, взятых из открытых источников.

Численность и боеспособность вооружённых сил

Численность вооружённых сил КНР - 2,3 млн. чел., из них Сухопутные войска – 1,7 млн. чел. Резервом НОАК является народное ополчение - 12 млн. чел. (это военнообязанные граждане КНР мужского пола возрастом 18-35 лет). Общий мобилизационный резерв НОАК - 190 млн. чел. Для сравнения: Вооружённые силы России составляли (в 2009 году) 1,068 млн. чел. на действительной военной службе, из них Сухопутные войска – 0,3 млн. чел. Общий мобилизационный резерв – до 10 млн. чел.

Как уже отмечено выше, НОАК ежегодно проводит военные манёвры, чтобы поддержать боеспособность своих подразделений. Советский Союз также поддерживал свою армию в таком состоянии. Пограничные конфликты с Китаем в 1969 года подтвердили способность Советской Армии на Дальнем Востоке (группировка СА там насчитывала тогда до 250 тыс. чел.) переходить в полную боевую готовность почти мгновенно. А 30 лет спустя, в 1999 году Российская Армия продемонстрировала неспособность собрать боеспособные соединения численностью хотя бы до 60 тыс. чел. для ведения войны в Чечне. Даже проведённая в августе 2008 года перегруппировка 58-й армии СКВО (70 тыс. чел.) в целях обороны Южной Осетии также не вызывает восторга своим исполнением. 

До 1991 года Китай представлял собой отсталую в военно-техническом отношении страну, чья армия эксплуатировала советские базовые образцы 1950-х гг. После разрыва дружественных связей между СССР и КНР в 1961 г. НОАК всё равно продолжала нелегально копировать советские образцы вооружений, добываемые в странах третьего мира. Попытки Китая изобрести что-то своё неизменно приводили к плачевному результату. И только после развала СССР правительство РФ приступило к массированным безответственным поставкам современного вооружения и военных технологий в КНР, что и заложило основу технического переоснащения НОАК. РФ стала главным источником современных военных технологий для КНР.

Сухопутные войска

В составе Сухопутных войск КНР имеются 7,5 тыс. танков, из них 5 тыс. - клоны устаревших советских моделей (Т-54, производившийся в 1947-1979 гг., и т.д.). Показательно, например, что новейших китайских танков Тип-99 (фактически сильно модернизированного Т-72) изготовлено всего около 250 машин, а для замены основной массы танкового парка (копий архаичного Т-59), Китай вынужден параллельно с Тип-99 производить намного более простые и дешёвые Тип-96, явно не соответствующие современным требованиям. Вообще, подход, когда наряду с небольшим количеством выглядящих современно образцов продолжается массовое производство слегка модернизированной, но морально устаревшей техники, характерен для китайской военной промышленности.

Следует отметить большое количество боевых бронированных машин (2 тыс. БМП и 5,5 тыс. БТР) китайской конструкции, стоящих на вооружении НОАК. Это повышает манёвренность и защищённость пехоты. Конечно, качество машин и их боевые и эксплуатационные характеристики не позволяют им конкурировать с русскими аналогами. Для сравнения: в Российской Армии в строю находятся до 6 тыс. БМП и 6,4 тыс. БТР, лучшего качества, чем китайские.

КНР располагает 20 тыс. единиц артиллерии. Все без исключения её передовые образцы  (количество коих не превышает нескольких сотен) скопированы с советских аналогов 1980-х гг. Самоходная гаубица Тип-89 скопирована с «Гвоздики»; самоходная гаубица PLZ-05 — со «Мсты-С»; самоходная гаубица-миномёт PLL-05 — с «Ноны-СВК»; РСЗО PHL-03 — со «Смерча». Китай также получил от РФ лицензии на производство комплекса управляемого артиллерийского вооружения «Краснополь», ПТУР «Кастет», ПТРК «Рефлекс-М» и РПО «Шмель». Подавляющая часть остальной артиллерии – это советский уровень полувековой давности. Большая её часть –  буксируемая, а значит, весьма уязвимая для ответного артиллерийского огня. Для сравнения: в Российской Армии, в частности, находятся в эксплуатации 2,9 тыс. САУ «Гвоздика», 1,6 тыс. - «Акация», 600 – «Нона-С», 550 - «Мста-С», 300 - «Гиацинт-С», 800 - «Пион», 2,5 тыс. - РСЗО «Град», 500 РСЗО «Ураган», 106 РСЗО «Смерч», а также 7,5 тыс. единиц буксируемой артиллерии.   

Особенно следует выделить содействие РФ по созданию в КНР современных ЗРС. Всего в 1993-2008 гг. в Китай из РФ было поставлено 20 дивизионов С-300 (в каждом дивизионе - по 4 ПУ). Китай производит С-300ПМУ-1 под названием «Хунци-10» (HQ-10) и С-300ПМУ-2 под названиями HQ-15 и HQ-18. РФ оказывала содействие КНР и в разработке ЗРК малой дальности (в дополнение к закупленным 27-ми ЗРК «Тор»), а также в создании РЛС. Китай стал главным импортёром из России авиационных ракет классов «воздух-воздух» и «воздух–земля». Налажена сборка тактических УР Х-31П (противорадиолокационных). Вообще, тот факт, что Китай за последние 10 лет сумел создать крылатые ракеты авиационного и наземного базирования, объясняется только помощью РФ. Тем не менее, за радиусом действия развертывания дивизионов С-300 китайская ПВО остаётся слабой. Для сравнения: на вооружении в РФ стоят 102 дивизиона С-300 и 2 дивизиона С-400 «Триумф» (1 дивизион С-400 развёрнут на Дальнем Востоке). 

Между прочим, Приморский и Хабаровский края, Амурская область, ЕАО, Забайкалье и Бурятия находятся в зоне досягаемости моделей «Дунфэн-11» и «Дунфэн-15». 800 этих ракет развёрнуты в южных провинциях Китая и нацелены на Тайвань.

Военно-воздушные силы

Массовые поставки наших истребителей Су-27 и Су-30 (178 самолетов до 2005 г.) позволили ВВС НОАК совершить революционный скачок из 2-го поколения боевых самолетов в 4-е. Освоение сборки Су-27 (под названием «Цзянь-11» / J-11) дало небывалый стимул развитию авиапрома КНР. Приобретение в РФ передовых реактивных авиадвигателей позволило КНР довести до серийного производства 2 типа конкурентоспособных истребителей — J-10 и JF-17. Однако отчаянные попытки освободиться от зависимости от поставок наших авиадвигателей наталкиваются на неспособность китайского авиапрома хотя бы, как обычно, скопировать русские образцы, что вынуждает КНР с позором подписывать новые и новые контракты на закупку партий двигателей АЛ-31Ф для J-10. Наши конструкторские бюро содействовали в разработке для НОАК как современных систем, так даже и полных комплексов вооружения. В итоге на вооружении в КНР числятся около 2 тыс. самолётов и 130 вертолетов. Естественно, из боевых истребителей на вооружении ВВС конкурентоспособны только Су-27 (J-11) и Су-30, а также J-10. Для сравнения: в эксплуатации ВВС РФ находятся 2,8 тыс. самолётов и 700 вертолётов. Средний налёт пилотов ВВС НОАК на современных истребителях составляет 200 часов в год, а в ВВС РФ в среднем – 40 часов.  

Такой расклад означает, что китайские ВВС не способны завоевать превосходство в воздухе, если ВВС РФ окажут им сопротивление. 

Военно-морские силы

В составе ВМФ НОАК числятся ПЛАРБ - 2 лодки типа «Ся» с 12-ю МБР, и ПЛАТ - 3 лодки «Хань» с 6-ю крылатыми ракетами, 48 дизельных подводных лодок, а также 26 эсминцев, 51 фрегат, 14 патрульных кораблей, 181 патрульный катер, 877 малых патрульных кораблей, 49 кораблей поддержки. Конечно, самые боеспособные суда – советских моделей. По заказу ВМФ НОАК в РФ были изготовлены и переданы Китаю 12 подводных лодок «Варшавянка» и «Палтус», 4 эскадренных миноносца типа «Современный». Тем самым, Китай получил конкурентоспособные суда с хорошей акустикой, РЛС, торпедами и сверхзвуковыми ПКР «Москит». РФ также поставила в КНР корабельные ЗРС «Риф-М» и «Штиль-1», монтируемые на эсминцы проектов 051С и 052В, разработанные также при участии РФ. Китаю продали даже ТАКР «Варяг». Для сравнения: в составе ТОФ (на май 2009 года) находились 5 РПКСН, 20 многоцелевых подводных лодок (из них - 12 АПЛ), 10 боевых надводных кораблей океанской и морской зоны и 32 корабля ближнеморской зоны.

Вывод: при организованном сопротивлении ТОФ РФ у ВМФ НОАК нет ни единого шанса.

Между прочим, в последнее время военно-техническое сотрудничество КНР с РФ сворачивается. Возможны два варианта: 1) наш ВПК настолько деградировал, что уже не способен предложить Китаю вооружение и технику того уровня, который ему нужен; 2) Китай рассматривает в обозримом будущем возможность ведения боевых действий против РФ, а потому и стремится свести к нулю военно-техническую зависимость от вероятного противника. 

Рассмотрим состав сил приграничных военных округов КНР и РФ (по состоянию на 2007 г.).

Механизированные пехотные соединения в НОАК оснащены лишь грузовиками, а не БТР или БМП.

Вооружённые Силы РФ претерпевают в настоящее время процессы реформирования и сокращения. Одним из основных направлений реформы является переход от четырёхзвенной системы управления «военный округ» - «армия» - «дивизия» - «полк» к трёхзвенной системе: «военный округ» - «оперативное командование» - «бригада». В составе Сухопутных войск планируется иметь 40 мотострелковых бригад постоянной готовности. Каждая из них должна быть организована на базе расформированной общевойсковой дивизии. По общему мнению многих независимых военных экспертов, такая реформа логична, только если армия будет ориентирована на подавление исключительно внутренних вооружённых конфликтов, и ведение мелких войн, как с Грузией в августе 2008 года. За образец, очевидно, взято бригадное построение армии США. Но Минобороны РФ проигнорировало принципиальное отличие России от США, заключающееся в том, что перед американской армией не стоит задача по защите территории и границ США, ибо Канада или Мексика не угрожают вторжением на их территорию. Бригады могут решать оперативно-тактические задачи, но в стратегическом оборонительном сражении они способны наносить только быстрые контрудары. Создать ими глубоко эшелонированный широкий фронт нереально. Таким образом, Российская Армия окажется неспособна что-либо противопоставить выстроенной «по классической советской схеме» НОАК.  

Складывающаяся ситуация означает, что уже нет смысла дифференцировать по находящимся под угрозой расформирования четырём армиям СибВО и ДВО дислоцированные на их территории соединения. Поэтому в таблице ниже дан их совокупный состав (на 2007 г.). При этом даже они подвергаются постоянным сокращениям.

Теперь возвратимся к ранее обозначенным исходным условиям, при которых только и будет возможна реализация военного сценария. Если Российская Армия как централизованная и организованная структура перестанет существовать, то всё вооружение и боевая техника, а также  военная инфраструктура, внушительно смотрящиеся на бумаге, станут огромным трофеем Китая, в дополнение к природно-ресурсному потенциалу. 

Перейдём к оценке предполагаемого театра военных действий.

Советский Союз выстроил глубокоэшелонированную оборону, состоявшую из укреплённых районов в приграничных с Китаем регионах Дальнего Востока. Десятки километров инженерных сооружений, железобетонных долговременных огневых точек, колюче-проволочных заграждений и минных полей были способны выдержать первый удар китайской армии в течение суток. За это время в район прорыва должны были успеть подтянуться войска Дальневосточного и Сибирского военных округов. Однако в наше время правительство РФ сочло возможным после переговоров с КНР отвести войска на 100 км от границы и законсервировать все укреплённые районы. А также отдать КНР в 2008 году остров Тарабаров и половину острова Большой Уссурийский на Амуре, что сделало положение Хабаровска максимально уязвимым с юго-западного направления (граница, по факту, придвинулась вплотную к черте города).

Основные стратегические направления могут быть следующими: Западное (Забайкалье и Прибайкалье); Северное (Амурская область, Южная Якутия, ЕАО и Хабаровский край); Восточное (Приморье).

Логичнее всего ожидать вторжения зимой, чтобы можно было форсировать Амур и Байкал по льду. Лёд также делает невозможными какие-либо действия со стороны отдельных бригад пограничных сторожевых кораблей и катеров расформированной Амурской военной флотилии.  Зимой замерзает и Северный морской путь, что прерывает снабжение восточных регионов России по морю. Если, конечно, такое снабжение вообще ещё будет производиться.

Первым делом диверсионными группами (возможно, даже из числа китайских мигрантов) будет перерезана (подорвана) Транссибирская железнодорожная магистраль во многих местах к западу от Тайшета и даже, не исключено, от Красноярска. Это фактически изолирует Восточную Сибирь и Дальний Восток от остальной России. Предлогом для введения войск станет какое-либо нарушение «прав и интересов китайцев». Собственно, руководство КНР формально даже обязано будет так поступить, поскольку статья 50 Конституции КНР гласит: «КНР охраняет надлежащие права и интересы китайцев, проживающих за границей, законные права и интересы китайцев, вернувшихся на родину, и проживающих в Китае членов семей как тех, так и других». Не случайно после развала СССР в восточных регионах России начали появляться устойчивые китайские землячества. Удивительно, что дело ещё до сих пор не дошло до «Чайна-таунов» в сибирских и дальневосточных городах. 

65-я, 27-я и 38-я армейские группы Пекинского ВО (усиленные 21-й и 47-й армейскими группами Ланьчжоуского ВО) заблаговременно выдвинутся из мест дислокации в район города Хайлар и перейдут границу в районе Забайкальска сразу после подрыва Транссиба. Передвижение в Западном направлении будет осуществляться как своим ходом, так и по железной дороге, что много раз отрабатывалось на учениях. Группа с ходу возьмёт город Краснокаменск и уранодобывающие мощности Приаргунского ПГХО. Оставив здесь часть сил (например, одну механизированную пехотную бригаду и артиллерийскую бригаду ПВО) для прикрытия важнейшего стратегического предприятия, группа двинется в направлении Чита — Улан-Удэ — Иркутск - Тайшет. Расстояние до Читы по прямой - 400 км. На учениях (правда, летом) группа показывала скорость до 1 тыс. км в неделю (142 км в день). Соответственно, в Чите она может оказаться уже на 3-й день операции, в Улан-Удэ – на 6-й, а в Иркутске – на 8-й (форсируя Байкал по льду). Оставив ещё одну механизированную пехотную дивизию и ракетно-артиллерийскую бригаду ПВО для контроля над Ангарской промышленной зоной, и послав ещё одно такое же соединение на захват Ангарского каскада ГЭС, группа выйдет к Тайшету на 12-й – 14-й день после начала операции. Фактически за 2 недели без какого-либо сопротивления под контролем КНР окажется вся Восточная Сибирь!

На Северное направление логично выдвинуть 16-ю и 40-ю армейские группы Шэньянского ВО (усиленные, например, 13-й армейской группой Чэндуского ВО).  Форсировать Амур по льду они будут у Благовещенска и Хабаровска (тогда эти города будут заняты в 1-й день операции), а также в районе г. Джалинда (РФ) с дальнейшим продвижением в направлении Сковородино – Тында – Нерюнгри, что позволит перерезать Транссиб и БАМ и изолировать весь ДВО и ТОФ от остальной части РФ.

Одновременно из района Муданьцзяна 39-я армейская группа Шэньянского ВО выступит к Владивостоку и может занять его уже на 2-й день после начала операции.

Северный флот НОАК в то же самое время подойдёт к базам ТОФ России в Приморском и Хабаровском краях (Владивосток, Фокино, Большой Камень, Советская Гавань). Там он будет либо разорван в клочья (если встретит организованное сопротивление ТОФ России), либо поможет 39-й армейской группе взять плавсостав ТОФ в качестве трофеев.

Защитить Центральную и Северную Якутию, Сахалин и Магаданскую область у России не будет никакой возможности. Камчатка и Чукотка за счет природно-географических особенностей могут продержаться вплоть до весны, и маловероятно, что никто не захочет опередить Китай и высадить там свой десант. В зимний период Китай ещё может успеть взять под контроль Сахалин, форсировав пролив Невельского в самой узкой части и, возможно, провести воздушно-десантную операцию в Магадане. На что-либо большее вооружённые силы Китая вряд ли могут быть способны, да и все основные задачи они к тому моменту уже выполнят. Таким образом, вся операция займёт максимум месяц.

Использование ядерных сил в прогнозируемом сценарии в принципе не рассматривается по причине того, что никому не выгодно радиоактивное заражение и последующая экологическая катастрофа в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Кроме того, одной из предпосылок этого сценария является также неспособность центральной власти в РФ отдать приказ на использование СЯС (по причине дезорганизации государственного управления).  

Тем не менее, существует и другая точка зрения, согласно которой Китай готовится к тому, чтобы серьёзно расширить сферу своего влияния в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке России, но это влияние будет основываться не на огромном притоке китайских поселенцев или военном вмешательстве, а на т.н. «китаизации» русских. В условиях социально-экономического и политического кризиса, общего ослабления политического и военного влияния Москвы, русские жители Восточной Сибири и Дальнего Востока, возможно, посчитают более выгодным для себя выбор в пользу Пекина, а не в пользу Москвы. В такой гипотетической ситуации Восточная Сибирь и Дальний Восток вполне могут превратиться в провинции Китая. Китайцы уже работают в этом направлении, предлагая русским специалистам благоприятные условия для приобретения жилья, изучения китайского языка, а также нормальные условия работы. КНР занимается строительством дорог и других объектов инфраструктуры от Дальнего Востока до Средней Азии, в отличие от правительства России, пустившего это дело на своей территории на самотёк. И, как результат, китайцы просто используют ошибки Москвы в этой и других областях. Тем не менее, многих дальновидных людей в России вовсе не устраивает подобный вариант. Тихая экспансия Китая не менее опасна, чем открытая, поскольку результаты будут столь же плачевными для нашей страны.

Выводы

1. Развитие событий в том же направлении, как сейчас, может привести Россию к геополитической катастрофе. Углубление финансового кризиса в РФ приведёт к обвалу всех макроэкономических показателей. Социально-экономический кризис вызовет рост напряжённости в обществе. Любые попытки усилить авторитарное давление на общество без изменений в политической системе РФ вызовут социальный взрыв, способный принять неконтролируемый характер. На каком-то этапе  разложение неизбежно коснётся силовых органов, что будет означать резкий рост преступности и падение действующей власти под давлением множащихся, как на дрожжах, оппозиционных сил. Вслед за этим высока будет вероятность вспыхивания вооружённых конфликтов, полного развала системы государственного управления и конец страны.

2. Ослабление России позволит Китаю занять территорию площадью до 6,5 млн. км2 с развитой промышленной базой, получить доступ к Арктике, удвоить свой природно-ресурсный потенциал, избавиться от зависимости от импорта сырья, решить демографическую проблему и стать второй сверхдержавой мира, раскинувшейся по всей Восточной Евразии (16 млн. км2) и доминирующей на западе Тихого океана. Резко возросшее могущество может ослепить и без того упивающееся собственными достижениями военно-политическое руководство КНР. Интересы Китая сразу после расширения жизненного пространства на север могут начать простираться по всей Земле.

Осознаёт ли всю серьёзность ситуации руководство РФ? Устраивает ли подобный сценарий международное сообщество?  

Наша задача – донести эту точку зрения до максимально широкого круга людей, которым небезразлично, что происходит в России.

 

 

« назад

© "Конструктивный проект", 2010-2014
Юридическая информация
Адрес для корреспонденции:
115280, г. Москва, ул. Ленинская
слобода, д. 19, пом. 21А
+7 (495) 657-86-59
info@constructive-project.org
 
создание сайтов - Webis Group